Инфекция вирусного гепатита Е (ВГЕ) среди пациентов с ранее существовавшими заболеванием печени показала высокую летальность. Последствия суперинфекции ВГЕ и вирусного гепатита С (ВГС) до конца не изучены.

Цель этого исследования: оценить связь между наличием антител к ВГЕ, циррозом печени и резистентностью к инсулину.

Методы

В общей сложности, в данное исследование были включены 618 пациентов с хроническим ВГС в трех гепатологических центрах осуществляющих лечение вирусного гепатита в Сан-Паулу, Бразилия. Присутствие анти-ВГЕ IgG оценивали с помощью иммуноферментного анализа (ELISA WANTAI HЕV-IgG).

Результаты

Серопревалентность анти-ВГЕ среди пациентов с циррозом была значительно выше, чем у пациентов без цирроза (13,2% против 8%, OR = 1,74, р = 0,04). Серопозитивность к анти-ВГЕ с поправкой на пол, возраст и генотип ВГС продемонстрировала тенденцию к ассоциации с циррозом печени (OR = 1,75, p = 0,059).

Было установлено, что наличие антител к ВГЕ, с поправкой на возраст, индекс массы тела и цирроз, независимо связано с резистентностью к инсулину (aOR: 4,39; р = 0,045).

Результаты и обсуждение

Это исследование является продолжением нашего предыдущего исследования серопревалентности ВГЕ в Бразилии, в котором было выявлено, что среди пациентов с ВГС распространенность анти-ВГЕ IgG составляет 10,2% (95% ДИ 8,0–12,8%). В настоящем исследовании серопревалентность у пациентов с циррозом была значительно выше, чем у пациентов без цирроза (13,2% против 8%, OR = 1,74, р = 0,04). Это исследование также продемонстрировало независимую связь между реактивным анти-ВГЕ и резистентностью к инсулину после поправки на возраст, ИМТ и цирроз печени (aOR: 4,39; р = 0,045).

При отсутствии лечения хронический ВГС может сохранять свою активность неопределенно долго, в свою очередь, процесс трансформирования фиброза печени в цирроз крайне изменчив, и зависит от множества факторов связанных с пациентом, вирусной активностью и окружающей средой. Среднее время прогрессирования оценивается в 0,133 балла по METAVIR в год. С учетом этой оценки, ожидаемое среднее время развития цирроза печени составляет около 30 лет, при этом у одной трети пациентов не будет цирроза, независимо от длительности течения заболевания. Некоторые факторы связаны с ускоренным прогрессированием фиброза печени, а именно: мужской пол, возраст старше 40 лет, употребление алкоголя, иммуносупрессия, коинфекция HBV, ВИЧ-инфекция, резистентность к инсулину и 3 генотип ВГС.

В соответствии с предыдущими сообщениями, в данном исследовании выявлены более высокие показатели цирроза печени при наличии следующих переменных: возраст старше 50 лет (OR = 2,87; 95% CI 2,00–4,14; p <0,001), мужской пол (OR = 1,43; 95 % ДИ 1,03–1,99; р = 0,029), резистентность к инсулину (ОШ = 3,11; 95% ДИ 1,87–5,16; р <0,001) и 3 генотип ВГС (ОR = 1,83; 95% ДИ 1,21–2,79; р = 0,004). Это исследование также выявило более высокую распространенность цирроза среди пациентов (13,2% против 8,0%) с анти-ВГЕ IgG (OR = 1,74; р = 0,034), что соответствует результатам продемонстрированным для гепатотропных вирусов в предыдущих исследованиях.

После многомерного анализа, с циррозом печени были связаны следующие переменные: возраст, употребление алкоголя, резистентность к инсулину и 3 генотип ВГС. В окончательной модели не остался фактор анти-ВГЕ, вероятно, потому что 56% (346/618) случаев не были учтены в многомерном анализе, так как два из участвующих центров собрали информацию только о резистентности к инсулину и злоупотреблению алкоголем. Окончательная модель включала в себя 267 случаев, из которых 124 (46%) были цирротическими и 143 (54%) не цирротическими, и только 20 случаев были положительными в отношении ВГЕ IgG.

Результаты регрессивной модели, исключая независимые переменные инсулинорезистентности и злоупотребления алкоголем, показаны в таблице 1. Результаты модели с исключением 78 случаев из-за отсутствия данных (13% размера выборки), демонстрирует четкую тенденцию к ассоциации анти-ВГЕ и цирроза печени (aOR = 1,75; 95% ДИ = 0,99–3,17; р = 0,059).

Таблица 1. Результаты регрессионной модели

В нескольких исследованиях оценивалось влияние ВГЕ на пациентов с хроническим ВГС. Mellgren обнаружили значительное различие серопревалентности ВГЕ у пациентов с ВГС при сравнении групп с выраженным фиброзом печени (38%) и отсутствием значительного фиброза (24%), OR = 1,97 и p = 0,029. В отличие от данного исследования, значительный фиброз рассматривался при наличии одного из следующих критериев: плотность печени по данным эластометрии ≥7 кПа, степень фиброза ≥F2 или значение APRI ≥0,8 в отсутствие двух других критериев. Установленная разница не была подтверждена многомерным анализом из-за сильного влияния возрастной переменной. Возможно, отсутствие разницы объясняется малым числом объектов исследования — всего 204 случая. С другой стороны, Kyvernitakis, оценивая 115 пациентов с ВГС, обнаружили независимую связь между серопозитивностью ВГЕ IgG и циррозом печени (aOR = 4,1; p = 0,032).

По аналогии, исследование «случай-контроль» среди пациентов с хронической инфекцией HBV продемонстрировало большую серопревалентность ВГЕ у пациентов с циррозом печени по сравнению с пациентами без цирроза. Среди пациентов с циррозом также наблюдалась более высокая серопревалентность в группе со значением В/С по шкале Чайлд-Пью, по сравнению с группой пациентов, тяжесть цирроза которых оценивалась в качестве класса А по этой же шкале. Ввиду низкого числа пациентов с классом B/C (менее 10% выборки) в данном исследовании было невозможно оценить влияние ВГЕ на стадия цирроза печени. Стоит заметить, предыдущие исследования также продемонстрировали высокий риск негативного исхода при совместной инфекции ВГА или ВГВ у пациентов с ВГС. Таким образом, показания к проведению иммунизации к ВГА и ВГВ является важным частью работы по снижению риска отдаленных последствий и негативного исхода.

Кроме того, была выявлена высокая летальность при инфецировании 1 генотипом ВГЕ среди пациентов с циррозом (70% в течении 12 месяцев) и ВГС. Однако текущее руководство по лечению ВГС не рекомендует рутинное серологическое исследование направленные на выявление ВГЕ и принятие специальных профилактических мер. К сожалению, вакцина против ВГЕ лицензирована для использования только в Китае с 2011 года. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование 3 фазы с участием 112 604 субъектов оценило эффективность рекомбинантной вакцины против ВГЕ (Hecolin®) в режиме трехкратного введения (0, 1 и 6 месяц) с последующим наблюдением в течение 4,5 лет, на уровне 86,8% с частотой нежелательных явлений аналогичной группе плацебо. Другая вакцина, разработанная лабораторией Glaxo Smith Kline, с доказанной эффективностью более 95%, была отозвана с рынка собственным решением лаборатории (2007 год), несмотря на явную тенденцию к широкому распространению ВГЕ в Соединенных Штатах.

После исследования и всестороннего анализа данных, собранных для настоящего исследования, было обнаружено, что серопревалентность ВГЕ среди пациентов с инсулинорезистентностью значительно выше (10,2% против 2,8%; OR = 3,47; p = 0,06), мы решили расширить изучаемую сферу, выполнив многомерный анализ, включающий все переменные, которые также могут быть зависимо связаны с инсулинорезистентностью. Переменными, независимо ассоциированными с инсулинорезистентностью, были: положительное определение антител к ВГЕ (aOR = 4,39; p = 0,045), цирроз печени (aOR = 3,04; p <0,001), избыточный вес (aOR = 4,58; p <0,001) и отсутствие ВИЧ (aOR = 12,1; р <0,01). Это исследование также выявило более высокую долю пациентов с гликемией натощак ≥126 мг / дл среди пациентов с сероположительной реакцией на ВГЕ (20,5% против 11,9%, р = 0,130), как показано в таблице 2.

Таблица 2. Уровень гликемии и ВГЕ

В нескольких исследованиях сообщалось о связи между гепатропными вирусами, инсулинорезистентностью и метаболическим синдромом, что особенно выражено для ВГС, который указывается многими авторами в качестве значительного фактора риска вышеупомянутых внепеченочных проявлений. Механизмы, с помощью которых ВГС вызывает резистентность к инсулину, не совсем поняты, но, безусловно, имеют множество прямых и непрямых физиопатологических путей, а сама инсулинрезистентность может способствовать прогрессированию фиброза, что также приводит к ухудшению течения метаболического синдрома, что замыкает порочный круг. О связи между ВГЕ и резистентностью к инсулину ранее не сообщалось, хотя данные, полученные о связи других гепатотропных вирусов, по образу и подобию, позволяют предположить, что ВГЕ также может приводить к инсулинрезистентности и метаболическому синдрому. Необходимы дальнейшее изучение вопроса для понимания связи обнаруженной в данном исследовании.

Это исследование имеет ряд некоторых ограничений: (1) перекрестный дизайн исследования не позволяет сделать вывод о том, что инфецирование ВГЕ произошло после ВГС. Однако, учитывая тот факт, что большинство обследованных пациентов были инфицированы ВГС более двух десятилетий назад, а предыдущие исследования продемонстрировали значительно более высокую серопревалентность ВГЕ-3, мы можем предположить высокую вероятность заражения ВГЕ во время течения хронического гепатита С; (2) многомерный анализ показал существенную потерю статистических возможностей для выявления возможных ассоциаций из-за неполных данных; (3)  настоящее исследование не касалось вновьприобретенной или острой инфекции ВГЕ; и (4) исследование не оценивало наличие сахарного диабета в анамнезе. Существует вероятность, что часть медикаментозно-компенсированных пациентов с диабетом,  были классифицированы как не имеющие резистентности к инсулину.

Источник:

Previous hepatitis E virus infection, cirrhosis and insulin resistance in patients with chronic hepatitis C

The Brazilian Journal of Infectious Diseases, 02 March 2019

doi.org/10.1016/j.bjid.2019.02.002

Коллектив авторов:

  1. Guilherme Bricks, Jorge Figueiredo Senise, Henrique Pott-Jr
  2. Universidade Federal de São Paulo, Divisão de Doenças Infeccionsas, Departamento de Medicina, São Paulo, SP, Brazil
  3. Hospital de Transplantes Euryclides de Jesus Zerbini, São Paulo, SP, Brazil
  4. Instituto de Vacinação e Infectologia de Piracicaba, Piracicaba, SP, Brazil
Оцените статью:
| Всего голосов: 1 Средняя оценка: 5
Связь вирусного гепатита Е, цирроза и резистентности к инсулину среди пациентов с хроническим гепатитом С

Поделитесь статьей в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.