Белорусские хирурги пересадили печень иностранной пациентке

Женщине с редким паразитарным заболеванием не смогли помочь клиники в Израиле, Италии, Испании и Бельгии. 14 операций и пять недель реанимации — рассказываем подробности уникального случая выздоровления такие испытания выдержала Юлия Яцко за два месяца в Минском научно-практическом центре хирургии, трансплантологии и гематологии.

История болезни Юлии началась 20 лет назад, когда ей сделали первую операцию в Бухаресте на пораженной гельминтом эхинококком печени. Потом было еще несколько вмешательств. Состояние то улучшалось, то ухудшалось. Эхинококкоз прогрессировал. Врачи предупреждали, что однажды понадобится пересадка органа.

— Ещё в 2015 году, когда случилось кровотечение, мне сказали стать в лист ожидания, но я не хотела. Мучила мысль, будто кто-то должен погибнуть, чтобы я жила. Но позже меня переубедили. Доноры умирают по разным причинам, а их органы еще могут послужить другим людям. Но тогда это было сложно принять.

Юля цеплялась за любую возможность, чтобы сохранить родную печень. В Израиле доктор обнадежил, предложив сделать пластику сосудов за две операции, но консилиум решил: нужна трансплантация. В пересадке печени израильские специалисты отказали. Пациентка из Молдовы консультировалась в Испании, Италии, Бельгии. Но ни в одной из ведущих клиник мира ей не смогли помочь: слишком сложный случай, высокий риск кровотечения. Молдавские и румынские хирурги сразу расписались в своем бессилии.

— Читаем с мужем статьи всех центров трансплантологии, находим статьи минского центра. Мы написали — и нас пригласили на консультацию. Олег Руммо сказал, что все сложно, но они возьмутся. С марта прошлого года мы в Минске ждали трансплантацию. Очень непросто искать центры финансово, физически и психологически, где тебе могут помочь. Это стресс — жить в ожидании звонка из клиники.

Из ­МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии Юле звонили шесть раз. Она приезжала, ее готовили к операции, но в последний момент оказывалось, что донорский орган пациентке не подходит.

— Очень плохо себя чувствовала. Тяжело было подниматься на второй этаж. Есть себя заставляла.

У Юлии были сложности с анатомией, поэтому ей требовался редкий донор. Он появился после седьмого звонка из клиники. Теперь собиралась в больницу с ощущением, что операция точно состоится.

Как проходила трансплантация печени?

Врачи предполагали, что будет трудно, но эта операция оказалась одной из сложнейших. Сделав разрез, хирурги обнаружили, что эхинококковое образование распространилось и на правую почку. Ее пришлось удалить. Операция длилась 16 часов. Оставшаяся почка не сразу включилась в работу.

— Я проснулась к обеду следующего дня после трансплантации. Казалось, врачи переживают больше меня. Хотелось их поддержать. Я сказала: «Все хорошо. Живем дальше», — рассказывает собеседница.

За два месяца, что Юля находилась в ­МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии, она перенесла четыре большие операции. И еще десять раз ее забирали в операционную через день. Как не отчаялась?

— Доверилась врачам. Они могут правильно настроить. Не дают несбыточных обещаний, но настраивают на борьбу. У меня не было сомнений в благополучном исходе. Это уникальная команда, которая и с родственниками умеет разговаривать. Муж мой тоже проникся расположением к специалистам. Когда его пустили, он мне помогал.

Шесть недель Юля находилась на кислороде: сама не дышала. Но медсестры не отступали, ставили пациентку на ходунки. Даже десять самостоятельных шагов в день были огромным отрезком на пути к выписке.

— Потом перевели в отделение. Где на коляске передвигалась, где сама ходила. Донорская печень сразу стала родной. Проблем с ней никаких не было. Анализы теперь хорошие, — для Юли такое состояние непривычно. — Гуляю много. Что могу, делаю по дому. Нужно время на реабилитацию. Последние четыре года были сильные боли справа. Теперь мне не больно. Я безумно благодарна донору и его родным, которые дали согласие на забор органов, за возможность жить дальше. Святые люди.

Что говорят врачи про уникальную трансплантацию?

— Юлия Яцко — пациентка со сложным паразитарным поражением печени. Эхинококковая киста затронула многие структуры, прежде чем Юле понадобилось выполнять трансплантацию. Часто проводить компьютерное исследование нельзя, чтобы отследить, как развивается эхинококк в организме, но он растет постоянно. Во время пересадки пришлось удалить одну почку, а также формировать очень сложный анастомоз для восстановления и включения донорской печени в кровоток. Мы много раз забирали пациентку в операционную, проводили санации, чтобы предотвратить распространение инфекции. Но у нас были пациенты, которых мы и 20 раз брали на операцию, и некоторые находились по полгода в стационаре. Юлия — тоже очень тяжелая пациентка. Паразитарное заболевание, сложный клинический и технический случай — все эти факторы требовали достаточно серьезной концентрации и большого опыта специалистов. В раннем послеоперационном периоде все было не очень гладко, женщина провела в больнице вместо двух недель два месяца. Мы восстановили функцию оставшейся почки. Нам удалось избежать фатальных осложнений, победить инфекцию, сохранить Юле жизнь и хорошее качество той печени, которая ей была пересажена. В этом уникальность нашего вмешательства. Справились благодаря колоссальному опыту. Мы провели более 800 операций только по пересадке печени. Десять процентов из них — иностранным гражданам. В прошлом году сделали 461 пересадку органов. Сегодня в трансплантации печени нуждается около 130 человек.

Олег Руммо, директор Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии

(с) Источник

Оцените статью:
| Всего голосов: 1 Средняя оценка: 5
Белорусские хирурги пересадили печень иностранной пациентке

Поделитесь статьей в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.